Тарзаны и Маугли рынка...
        После развала СССР и перехода стран СНГ на рыночную экономику «социализм» и «коммунизм» в подавляющем большинстве средств массовой информации стали бранными словами и синонимами ужасов репрессивного тоталитарного режима. Однако вспомним, что и «социум», и «коммуна» – всего лишь разноязычные обозначения той общности людей, которая по-русски называется «община», а на языке Киплинга «стая», и что Хомо сапиенс – стайное животное, вне стаи деградирующее до утраты разумности (пример Селькирка). Это только у Киплинга волки, пантеры и другие обитатели джунглей обладают языком и второй сигнальной системой, поэтому-то киплингов Маугли разумен, реальных же «маугли» довести до разумности не очень-то удаётся.
        На инстинктивно подсознательном уровне люди это понимают, поэтому, начиная с первобытно-общинного строя, племенные связи, интересы племени, общины, социума всегда превалировали над интересами индивида. Это осознавал и убеждённый колонизатор Киплинг, наделивший животных джунглей речью и второй сигнальной системой. Цель понятна – раз уж без стаи не обойтись, нужна «исключительная» стая, доминирующая над всеми остальными подобно англо-саксам в колониях. Именно в такой стае и мог воспитаться «супервожак» Маугли.
        Однако маугли киплинга соответствовал условиям раннего капитализма: он был выше стаи, но всё-таки заботился о её интересах и готов был даже защищать их «с ножом в руке». Развитой капитализм, породивший «общество потребления» с его «свободой личности» и правами человека, основанными на интересах «себя любимого» (даже если они угрожают всему человечеству), нуждался в ещё более свободном от общества герое. Герое, знающем законы человеческого общежития, но пренебрегающем ими. Это Тарзан – «модернизированный» маугли, вошедший в человеческое общество, но живущий в нём по законам джунглей.
        Конечно, это литературные образы, созданные талантливыми людьми, достаточно симпатичные и притягательные. Их реальные аналоги – миллиардеры – гораздо менее симпатичны. То, что с психикой миллиардеров, имеющих громаднейшие личные состояния, мягко говоря, «не всё в порядке», легко убедиться на простой арифметике: если некий «наво'риш» будет ежедневно (без выходных и праздников) тратить по 100 тыс. долларов (то есть по 36,5 млн. долларов в год) на нужды «себя любимого» (что на самом деле физически невозможно), то, имея несколько миллиардов, он уже обеспечен «на всю оставшуюся жизнь». Тем не менее он продолжает «хапать». При таком подходе никаких ресурсов человечеству не хватит даже при сокращении его до «золотого миллиарда».
        Причины подобного поведения могут быть разные, как правило, их корни лежат в менталитете, созданном воспитавшей их «стаей». Можно выделить три типа «наво'ришного» поведения:
        1. «Синдром скупого рыцаря», назовём это так. Строго говоря, это профессиональное заболевание бухгалтеров, функционально обязанных всячески препятствовать расточительству. В нормальных условиях бухгалтер подчинён руководителю предприятия и призван демпфировать слишком радикальные решения последнего. Однако, вне этого подчинения (оседлав слабого руководителя или в семье) он часто превращается в скупца, наводящего режим экономии даже в ущерб самому себе. Предельный пример – гоголевский Плюшкин. Различной степени полноты набор симптомов этого синдрома наблюдается в представителях либерально-монетаристкой верхушки финансового блока правительства РФ во главе с Кудриным.
        2. «Синдром делового человека». Для этого типа важен не результат (размер счёта), важно расширение «деловых» возможностей и властных полномочий, обеспечиваемое растущим счётом в банке, это «маугли» оксфордо-принстонской «стаи» и их апостолы. Зачастую для них безразличны виды и области деятельности, главное, быть выше окружения. Отсюда виллы в самых экзотических местах, авианосные яхты и прочий гламур. Наиболее безобидный пример – Прохоров.
        3. «Синдром игрока». К этому типу следует отнести ментально (а возможно, и генетически) азартных людей, наименее умные из которых проводят время в игорных заведениях, более же умные играют на биржах. Для этого типа (реальных «тарзанов») важен сам процесс «обирания ближних». Самый яркий их представитель – Сорос.
        Социально наиболее опасен именно третий тип («тарзаны»). Точно так же, как простой игрок может поставить на кон благополучие, а порой и жизнь своих близких, игроки более высокого полёта ставят на кон целые государства и народы, провоцируют войны и кризисы, паразитируя на смертях от бомб, голода и болезней миллионов людей. При этом, как они любят говорить, «ничего личного, только бизнес»! Питательной же средой всего перечисленного служат «рыночные отношения», манипулировать которыми «деловые люди» давно научились («Нельзя создать спрос, но можно создать условия, порождающие спрос». О'Генри. «Короли и капуста»).
        Именно рыночные отношения и являются необходимым и достаточным условием общества потребления, что в своё время сумел предвидеть К. Маркс и ощутили на себе его последователи – социал-демократы и коммунисты. Зарождение коммунистического движения происходило во времена, когда понятия «информация» ещё не существовало, поэтому «библия коммунизма» – «Капитал» К. Маркса – был построен целиком и полностью на экономической базе (впервые роль информации как второй точки опоры оценил В.И. Ленин: «Идеи становятся материальной силой, когда они овладевают массами»).
        Человек – стайное животное, но, в отличие от макак или сурикат, он – элемент структуры более высокого ранга – социума, связующую роль в котором играет именно информация, усвоение которой, её обработка, взаимообмен ею как раз и образуют социум подобно электронному газу в металлах (аналогию можно найти и в атомном мире: обменные взаимодействия между нуклонами обеспечивают целостность ядер атомов, несмотря на кулоновское отталкивание протонов). Именно поэтому недооценка информационной компоненты марксистами всех времён делала их работу внешне, особенно по поставленным целям, весьма привлекательной, но утопической в реализации.
        Однако, даже в таком «одноногом» виде ликвидация частной собственности, а самое главное – денег как единственного эталона успеха уже была крайне опасна для капитализма. Идеологи капитализма довольно быстро обнаружили слабое место «марксизма-ленинизма» в его лозунге – «От каждого по способностям – каждому по потребностям» и нанесли удар по слабому месту – потребностям, наполнив «потребности» чисто материальным содержанием. В СССР это сделал Н.С. Хрущёв – сибарит и чревоугодник (он же автор пресловутой 6-й статьи), инициатор «материального стимулирования». Это была точка бифуркации, с этого момента СССР был обречён – стяжательство начало завоёвывать сперва партаппарат, а затем и всё общество, в итоге – «Беловежский сговор».
        Коммунизм как система ценностей был идеологически кастрирован и стал вполне безопасен для капитала. К тому же лозунг его первой стадии – «социализма» – «От каждого по способностям – каждому по труду» – был ущербен: не существовало единицы измерения труда. Отсюда на ранней стадии «строительства социализма» трудодни и безпаспортные (фактически крепостные) колхозники, затем постепенное прорастание в экономику «развитого социализма» механизмов капиталистического рынка. Хрущёвское «материальное стимулирование» поставило окончательную точку на социализме, превратив экономику СССР в предельно монополизированный госкапитализм, где в роли совета директоров этой супермонополии выступал ЦК КПСС.
        Хрущёвский «шпагат» на пути в коммунизм обездвижил страну, развалил сельское хозяйство и дал карт-бланш теневой экономике. Далее всё шло строго по Марксу – после нескольких лет процветания (ранний Брежнев) супермонополия стала загнивать. Конечно, бжезинские, рейганы и им подобные всячески старались ускорить процесс, но и без них гниль в обществе нарастала лавинообразно (брежневский застой). Наконец, горбачёвская «перестройка» (по гречески «катастрофа») демонополизировала и развалила и госкапитализм, и страну, девальвировав коммунистическую идею.
        Материальное изобилие не только не является достаточным условием коммунизма, но даже не необходимо. Доказательство этого – США, богатейшая страна мира (в том числе, и по госдолгу), выбрасывающая на помойку до 40% пищевых продуктов, увы, не коммунистическая, а совсем даже наоборот. Психика миллиардеров, породившая общество потребления, способна справиться с любым изобилием!
        Близкое к коммунистическому идеалу общество хорошо и достаточно полно описано в романе И. Ефремова «Туманность Андромеды». Роман весьма многоплановый, поэтому используем из него всего лишь один эпизод. Бывший заведующий внешними станциями Земли Дар Ветер, считая себя косвенным виновником аварии, уходит со своего поста, обращается в «службу занятости», где ему предлагают работу в аргентинских рудниках, даёт согласие и отправляется к новому месту работы. Нам интересен процесс его переезда. Дар Ветер отправляет по линии доставки (почта будущего) статуэтку, похожую на любимую им женщину, ещё несколько личных мелочей по новому адресу, сообщает, что квартира свободна, и отправляется в Аргентину, где его ждёт точно такая же квартира с уже доставленными личными вещами. Как видим, материальные блага достаточны, но уж никак не избыточны!
        Та же линия доставки обеспечивает его всем необходимым (и достаточным) для нормальной жизни независимо от занимаемой им должности. Подчеркнём, Дар Ветер не виновен в аварии, никто его не осуждал, он сам решил, что должен уйти. При этом он не терял (и не получал) никаких суперавтомобилей, тысячетонных яхт, личных самолётов и «золотых парашютов», хотя и занимал весьма высокий пост. Суть в том, что в обществе «Туманности Андромеды» главным является то, что человек делает и что он умеет делать, а не то, чем он владеет. Линия доставки освобождает человека от забот о «хлебе насущном», а человек делает на пользу общества то, что он умеет делать хорошо. Гейтсам и Рокфеллерам в таком обществе нет места, а для чересчур себялюбивых «тарзанов» есть «Остров Забвения».
        Из этого примера очевидно, что частная собственность и справедливое общество (назовём его так вместо ставшего нарицательным коммунизма) несовместимы. Видимо, допустима кооперативная собственность, но не в виде нынешних АО, кормушек паразитов-рантье, а в виде тех ТОЗов, которые Троцкий принудительно превратил в колхозы. Вообще-то, может быть Троцкий (и троцкист Хрущёв) действительно хотел построить коммунизм как можно быстрее, но для ускорения процесса он (как и Хрущёв впоследствии) подвесил ребёнка за волосы...
        Троцкистко-хрущёвские результаты должны предостеречь нас от попыток искусственного ускорения социологических процессов, всякого рода скачков с разрывом ширинки. Нужно следовать правилу альпинистов: двигаясь вверх зигзагом, не терять высоты! К счастью, эволюция человечества уже отреагировала на «общество потребления». Речь идёт о так называемом «поколении Y» («миллениалах»).
        К «Игрекам» согласно теории поколений, разработанной в 1991 году Нейлом Хоувом и Уильямом Штраусом, следует относить родившихся в 1981-2000 годах (в России – тех, кто родился в 1984-2000 г.). Вообще-то говоря, о противоречиях «отцов и детей» известно давно, смену поколений почти всегда сопровождает смена ценностей, – «отцов-стяжателей» сменяют «дети-расточители», затем цикл повторяется – «диалектика-с, батенька!» Но на формирование ценностей «Игреков» повлияли такие ранее не известные факторы, как глобализация и бурное развитие информационных технологий (мобильной связи, Интернета и т.д.).
        Глобализация производства и резкое повышение информированности социума выявили вопиющее противоречие демократической идеологии («всё решает народ») и частной собственности на средства производства («всё решает собственник»), причём зачастую даже никогда не видевший «свою собственность». Это уже не «проблема отцов и детей». Это проблема социума. Отсюда важное отличие «Игреков» от других – их расчёт на собственные силы. «Мы сами пробьёмся, мы сами достигнем» – вот главный девиз «Игреков». В отличие от других поколений, «Игреки» очень свободны, их ментальность практически не скована какими-либо ограничениями.
        Воплощать мечты и получать задуманное для «Игреков» в порядке вещей, но само понятие успеха наполняется для них совершенно новым, нестандартным смыслом. Для «Игреков» престижная работа и высокая должность не являются мечтой. Так, вместо того, чтобы карабкаться вверх по единожды выбранной карьерной лестнице, представитель этого поколения будет стараться получить более широкий опыт в нескольких сферах. Материальные ценности, влияние и власть «Игрекам» менее интересны, чем разнообразие личного эмоционального опыта.
        «Престижный работодатель – это не цель. Я хочу знать, что от меня что-то зависит. Я хочу двигать механизм, а не просто быть шестерёнкой», – говорит двадцатипятилетняя жительница Токио. Все занятия, которые вызывают малейший интерес, тут же «пробуются на вкус». При этом «Игреки» отказываются заниматься тем, что им не интересно. Если им что-то не нравится, они тут же это бросают. Ещё одно примечательное качество поколения, возникшее в связи с развитием высоких технологий, – контактность. В мире больше нет чётких границ, всё слилось в один поток информации. «Игреки» развиваются по горизонтали. По мнению исследователей этого феномена, особенности «Игреков» связаны не только с тем, что мир стал разнообразнее и предоставляет много новых возможностей. Их поколение видело не только хорошее, оно стало свидетелем мирового кризиса, развала многих предприятий и даже государств, краха блестящих карьер, превращения в пыль накопленных «на чёрный день» денежных средств и банковских вкладов их родителей.
        Но, несмотря на это, важнейшей чертой «Игрека» остаётся оптимизм. Вот один из ответов на опрос исследователей, проведённый в связи с кризисом: «Для многих людей кризис – это повод задуматься над тем, чего тебе на самом деле хочется. О'кей, больших денег ты теперь зарабатывать не будешь. Хорошо, а чем на самом деле ты хотел бы заниматься? И вот – бац, человек берёт камеру и начинает фотографировать. Или делать что-то другое. Это ещё один способ показать, что деньги решают не всё, что деньги тебя ни от чего не страхуют. Мои знакомые и знакомые знакомых, которые свято веровали в силу денег, теперь поняли, что это не ответ. Попробуй найти ещё какой-нибудь ответ на эту жизнь, кроме денег. Чем ты ещё прекрасен, кроме размера банковского счёта? Давай обратимся к другим категориям, к другим ценностям».
        Прежде и непротивленцы-отшельники, и протестанты-революционеры признавали господствующую парадигму, даже если активно боролись с ней. «Игреки» не борются с господствующей парадигмой социума и не «свергают» её, – они её игнорируют.  И именно это может отвести человечество от той пропасти, куда его затягивает «общество потребления». Ведь, по сути, «Игреки» уже осознали, что информация ценнее материальных благ. Они довольны необходимым минимумом последних, но зато не ограничивают себя в «духовной пище». А «духовная пища» не имеет ресурсных ограничений!
        Сейчас «Игреки» вступают в совершеннолетие, скоро именно они станут движущей силой социума с их равнодушием к материальным благам при высоком интеллектуальном потенциале: «Новое поколение понимает всё ещё до того, как ты открыл рот, – говорит Гарри Стителер, 15 лет рекрутирующий новобранцев в армию США. –  Они на три-четыре шага впереди. Они приходят и говорят: я хочу сделать это, а потом я сделаю это, но хочу затем сделать и это». Именно поэтому миллениалы так страшны властвующему ныне поколению Х, этой квинтэссенции общества потребления, которое, если миллениалы устоят, вымрет вместе со своими носителями. Будем надеяться, что создавшийся благодаря интернету интегральный интеллект, «разум миллениалов», сумеет выстоять, усвоить всё ценное из опыта человечества, не заразившись пагубными привычками и традициями.

В оглавление